Hitta Sveriges bästa nätcasinon med hjälp av våra recensioner. Börja spela bästa casino online med exklusiva bonusar och massor av free spins här.
Главная » Отзывы » Алматинка

Отчет о походе по Заилийскому Алатау "Большая Алматинская кругосветка" 03.09-14.09.17 (Зоя Андреева, Москва)

АЛМАТИНКА

Отчет о походе по Казахстану

Отчет из похода по Заилийскому Алатау "Большая Алматинская кругосветка"

 

Бокал вина и узбекский урюк – это мое последнее блюдо в хлебосольной Алма-Ате, бывшей столице Казахстана, расположенной у подножия Залийского Алатау, северо-западного хребта Тянь-Шаня. Я сижу в аэропорту «Алматы» в ожидании своего самолета, так как недавно я решила, что отныне буду более организованная, то приехала за 2 часа до регистрации, как и положено, но самолет задержали, так, что у меня есть время начать писать отчёт, я же обещала Сычу.

3 сентября мы с Машкой и Женькой вылетели из Москвы в Ату, чуть не опоздали на рейс, об этом даже объявили на все Шереметьево, а еще мы отличились в самолете, подняв всех на уши. Невыспавшиеся, чуть хмельные от выпитого красного сухого, но веселые, полные энтузиазма и нетерпения встретиться с ребятами, мы сошли с трапа Boing Air Astana, я запищала от радости, увидев заснеженные вершины в лучах восходящего солнца. Но мы еще не знали, что готовят нам горы, каков Тянь-Шань!

 

Мы лишь знали, что нам надо встретиться с парой ребят, Катей и Игорем, а после этого ехать на улицу Мауленова, дом 85, где нас ждут еще несколько сычей: Кир, Яна, Миха и Элина. Не буду описывать, как мы забрали рюкзаки, валявшиеся в центре зала прилета, как ехали 40 минут на 92 автобусе до театра Музыкальной комедии, как дошли по парку до Hello hostel и как чуть не выломали в нем входную дверь, как с грохотом и радостными криками около 8 утра вломились в нужную комнату, перебудив всех и, успокоившись, улеглись на двухъярусные кроватки, довольные, но уставшие.

Первый день мы провели в шатании по городу, вживаясь в новую атмосферу. Сразу после пробуждения мы внедрились в кулинарный рай популярной столовой Каганат, подсев на нее дружно, как кулинарные наркоманы. Плотно подкрепившись, мы отправились посмотреть панораму города и гор со смотровой площадки на горе Кок Тобе, поднявшись на высоту 1130 м над уровнем моря по канатной дороге. Хотя кому я рассказываю, на самом деле мы поднялись туда, чтобы прокатиться на экстремальных скоростных санях Fast Coaster. Пошла жара, птички-синички!

На самом деле все началось 4 сентября. «Началось!»,- читалось в глазах у всех горных Сычей. Особенно отчетливо это было видно, когда мы приехали на трансферном автобусе к СК «Медео», там находится огромный высокогорный каток, но нам нужно было двигаться дальше. Вверх - на 2200. И мы отправились туда на канатке, вверх к Чимбулаку, расположенному на территории Иле-Алатауского национального парка. От этого горнолыжного курорта начинался наш пеший маршрут в по ущельям и перевалам Залийского Алатау.

Сразу же захватило дух от красоты маршрута! Склоны гор уже украсили краски осени, воздух наполняли удивительные ароматы, хотелось упиваться ими, наслаждаться каждую минуту. Идти было совсем не сложно, я летела. Чтобы все запомнить, я смотрела во все глаза: на природу, зеленые, бурые, золотые деревья, коров, щиплющих травку на склонах; на вершины гор, пещеру вдали, на гостевые коттеджи горнолыжного поселка, на праздничную ёлку, стоящую у дороги, наряженную когда-то к Новому году, настроение было такое же, как это праздничное дерево. Горы были прекрасны, всех чувств и слов не достаточно, чтобы описать то, что мы видели вокруг себя!

Пройдя пару-тройку километров: мимо небольшого горного поселка, Альплагеря Туюк-су (2500), - мы встали на стоянку в Алматинском ущелье, на берегу р. Малая Алматинка, прорезавшей его крутыми каменистыми берегами. Разбили лагерь, собирали дрова для вечернего костра, на котором приготовили отменный ужин. Да, у нас с этого момента были наивкуснейшие ужины, которые чудесным образом становились с каждым днем все лучше, благодаря мастерскому приготовлению Кирилла, провизии припасенной в городе, сублимированным деликатесам, которые заготовила Катя и глутамату натрия (E621). Шутка! Просто мы все очень-очень любим тушенку, макароны и овсянку с сухофруктами.

В поисках приключений, мы же за этим приехали, мы с Элей отправились набрать воды. Но не стали это делать у ручья, как все остальные, мы решили найти спуск к реке. Сделать сложнее, чем придумать, но мы сделали это. Прошли пару сотен метров, найдя пару бревен, которые мы после захватили с собой, затем нам все же удалось спуститься к реке в том месте, где нельзя было сломать шею.

 

Вода… Вкуса у этой воды не было, она течет с заснеженных вершин и ледников, между насыпей камнепадов, пробивая себе дорогу между камней и песка, где фильтруется, вытекая прозрачными ручейками, а затем реками. У нее нет вкуса, такое ощущение, что пьешь холод, жидкий лед или снег. Вкус как в детстве, когда ты ешь сосульки. Абсолютная противоположность той H2O, которую мы пьем в городах. Настолько же противоположный, как наш отдых противоположен стандартному представлению большинства об отдыхе: он так же проходит сложный путь между камней и льда, фильтруя от всего лишнего тех, кто решился на такое, отсеивая все лишнее - муть, грязь, слабость и суету.

Костерок, вкусный ужин за разговорами о насущном. А когда взошла луна – меня магнитом притянуло к пустынному берегу реки. Полная луна осветила противоположный склон и пики гор. Я подошла к опасному краю обрыва, села, свесив ноги, и меня перевернуло… Мое сознание перевернулось! Это может понять только романтик, видевший горные кряжи в лунном свете, укрытых темным пологом звездной ночи. Духи гор были очень гостеприимны в ту ночь! Все светилось, и я светилась изнутри от восторга, сидящая над рекой, слушая ветер и реку, говоривших с камнями. Никому не спалось, Сычи не утихали до последнего полена в костре.

 

На следующий день, проснувшись и умывшись в горном ручье, мы двинулись дальше к метеостанции «Мынжилки» (3100 м). По пути нам встречались спортсмены и простые горные туристы разных возрастов, мы здоровались и желали друг другу хорошего пути. Все мы были заодно – нас позвали горы! Они, в свою очередь, приветствовали нас по-своему: снегом, дождем, солнышком. Погода здесь менялась на диаметрально противоположную с головокружительной скоростью: светит солнце – дождь, опять распогодится – снег.

Наша банда шла вверх, панорама все больше поражала: горы величественные, одетые в снежные шапки, великолепные, с каменными морщинами, покрытые разноцветной щетиной мхов и сухоцветов. На первой ночевке был лес, но на этой высоте он отступал перед неповторимыми пиками. Захватывало дух от того, что я видела вокруг, иногда накатывала «горняшка», шел дождь со снегом. Мы дошли до развилки, как вдруг расступились облака, засветило теплое солнышко, и появилась радуга. Она перекинулась через один из хребтов. От красоты и внезапности радостно колотилось сердце! Казалось, что можно протянуть руку и дотронуться до нее. Я съела конфетку для абсолютного счастья!

Мы находились на высоте 3450 м вблизи гляциологической станции Туюк-Су (Т1). Было такое ощущение, что мы находимся на другой планете. Поднявшись по камнепаду, я разглядела неподалеку Т1, единственный живой островок у подножия мощных ледников. Вокруг простиралась каменная пустыня. Очевидно, в другое время года тут была бурная река, но сейчас от нее остался лишь огромный мертвый "черный змей" и ручей. Горы – мистическое и непредсказуемое место, здесь особое время года и суток, ночь наступает быстрее, солнце опускалось к хребту. А нам нужно было найти воду, мы не ожидали, что бурная река превратилась в мутный ручеек. Поисками уже занимался наш гид Кирюха, но было решено отправится ему на помощь, разведать есть ли чистая вода на Т1.

Станция на меня произвела неизгладимое впечатление. Нелюдимая, полузаброшенная, таинственная, как будто тут обитали духи, и они следили за нами со стороны, выжидая. Мы с Андреем задержались на этой загадочной станции, разглядывая когда-то жилые вагончики, кухню и еще какие-то строения. Неподалеку от построек было два металлических идола: один смотрел в сторону ущелья, на Алма-Ату, а второй, с зеркалом в разинутом рту – на горные пики и ледники. Всюду ощущалось чье-то присутствие, не смотря на то, что было безлюдно и тихо. Не считая грозной женщины, которую встретил Кирилл возле Т1, возвращаясь в лагерь, она видела наше появление с дозорной высоты одной из гор, нам же удалось избежать встречи с ней, мы ушли с добытой водой по морене.

Питьевой воды нам удалось найти немного, но ее было достаточно, чтобы приготовить ужин. Позже мы все-таки сходили к ледниковому ручью, набрали там мутноватой водицы, она оказалась пригодной в пищу и питье, а мутной была из-за минералов и солей растворенных в ней. Но Станция оставила неизгладимый след в нашем сознании, как и спор, который до конца похода красной нитью возникал в наших разговорах и перерос, в итоге, в многочасовую дискуссию о природе сознания, и о том, что оно также есть у животных, вопреки всем научным теориям и сложившимся мнениям, отрицающим это.

Мы привыкли брать на веру уже существующие теории - так проще, ведь если уже что-то определено и известно – не нужно ничего самому решать, додумывать, в уравнении якобы нет неизвестных множителей. Но одно мне точно известно - все происходит не просто так: мысли, чувства, действия. Не всему мы можем найти объяснение, особенно если эти чувства очень сильные или незнакомые. Например - любовь. Если любишь – ты не можешь это описать, сказать, объяснить. Сложно подобрать слова, выразить лавину эмоций, не поддающихся логике, порой поглощающих и парализующих твое сознание. От этого становится страшно…

Вот и на Т1 мне было страшно, так как я столкнулась с неведомым, все это почувствовали, просто каждый по-своему и в разной степени. Но зуб даю – почувствовали! Присутствие чего-то необъяснимого вокруг… Нам чужд шаманизм, в основе которого лежит общение с духами, вера в одушевленность всей природы, но я не просто так вспомнила о нем. Дело в том, что эта форма религии в древности и по сей день была призвана объяснить и защитить людей. Человек всегда чувствовал свою слабость перед природой, перед огромным миром, не смотря на свою самоуверенность и ум.

Гораздо позже, уже в Алмате мне повстречался профессор философии и культорологии Нуржан. Он рассказал мне о культе Тенгри, который существует и по сей день. Дело в том, что нынешний Казахстан, Центральную и Среднюю Азию заселяли кочевые народы тюрко-монголы, среди них был распространено тенгрианство, основой которого был шаманизм. Они поклонялись природным стихиям, основные: огонь, воздух, вода и земля. У них был свой «крест», который очень похож на христианский, он символизировал перекресток, на нем были изображены божества этих стихий. Верховным же божеством, изображенном в верху креста, был Дух-Хозяин Вечного Неба. Верховное божество - Тенгри. На Тянь-Шане даже есть гора, нареченная его именем, ее высота 7010 м, она является наивысшей точкой Казахстана - «Хан-Тенгри», в переводе с тюркского это значит «Властелин неба». Тюрки верили, что оно определяет судьбы людей.

На территории современного Казахстана основная религия ислам, но он тесно связан с тенгрианством. Это мировоззрение казахов-кочевников утверждает причастность человека к космосу, природе, другим людям. Они всегда жили по законам гармонии со средой обитания, а их традиционный религиозный комплекс опирался на представлениях о взаимосвязи земного бытия с вселенскими и космическими сферами. В сознании кочевника присутствовало понимание того, что в явлениях природы присутствует вечная и неизъяснимая сила, действующая на человека и оказывающая положительное или отрицательное влияние на его судьбу.

Судьба вела нас всех вместе по Тань-Шаню. Утром, после наслаждения пейзажем, плотным завтраком с мутным «горным компотом», мы отправились к первому перевалу Титова (3628). По дороге нас приветствовали пожелания доброго пути в виде «свастик» - это солнечный символ, напрямую связанный с тенгрианским культом. Путь указывали каменные пирамидки «туры». Спасибо тем, кто позаботился о нас и обо всех путниках, удача нам необходима, в горах может произойти все что угодно,- об этом напоминали мемориальные таблички погибших в этих местах.

Медленно и упорно мы взбирались вверх но утесу. Первым на перевал поднялся Сыч, вторая - Яна, третий, четвертый, все, кроме одного человека, оказались наверху. Вид поражал и добавлял слабости в ногах: по левую руку от нас высилась горная панорама, Казалось, что мы поравнялись с небом! Птицы не поднимались выше. По левую руку в долине было лазурное озеро и змейка реки, вдалеке были видны макушки ущелья Горельник. Радость и восторг переполняют в такие минуты, кажется, что ты можешь все! Замыкающей среди нас всегда была Катя, смелая, умная и волевая женщина. Ей было труднее всех. Наш организм часто против наших стремлений, но эта девушка доказала всем своим примером, что не надо его жалеть, надо продолжать идти-идти, а если уже не можешь, то ползти к своей цели.

Спуск с перевала Титова тоже был непростой. Горный слалом, проще говоря. Это когда ты держась с помощью палок, съезжаешь, твои ботинки скользят как лыжи, из-под них вылетают камни разнокалиберным жестким потоком. "Камень",- кричишь ты, если булыжник вприпрыжку помчался вниз, чтобы он не сбил твоего друга с ног или не пробил голову. "Ку"! Оказавшись в долине, мы будто очутились на Марсе. Впереди мерцало озеро. На пути к нему мы встретили мужчин, которые тоже прогуливались по этой планете. Они спросили: от куда мы спустились и зачем нам это нужно. "Поднимитесь туда,- сказала я, махнув на перевал,- и узнаете для чего".

Озеро Титова манило. Все устали и хотелось пить. Мы с Махой с разбегу залетели в ледниковую кристальную лазурь, тело обдало холодным огнём, разожгло каждую клеточку тела. Какое же кайф!... Походные удовольствия - это особый деликатес. После озера нам предстояло идти далеко и долго к пересечению рек в ущелье Горельник, к его высоким и прекрасным лесным каскадам водопадов, а это горное озеро придало нам сил.

В Горельник мы пришли практически без сил, стал накрапывать дождик. Всюду лежали стволы огромных елей, они были с корнем вырваны из земли и хаотично валялись на склонах, будто великан прошёлся вниз с вершин гор, по ущелью, спустился здесь по лестнице из водопадов к Алмате. Ночь была ясная, полная луна осветила все вокруг: нас развалившихся возле костерка, слопавших вкусный ужин, каскады водопада, город вдалеке. У нас был свой рай, мы упивались им, рай с природным послевкусием дикости. А в городе был довольно крупный пожар - неспокойной было в долине.

На следующий день наш путь шел от Горельника обратно к Чимбулаку, затем предстояло подняться на Талгарский перевал, а от туда махнуть до ущелья Левый Талгар. Часть пути нам предстояло пройти по асфальтированному серпантину до горнолыжного курорта. Нам повезло, что по дороге удалось остановить маршрутку и за 300 тенге проехать весь путь до Чимбулака.

 

Непривычно вновь оказаться в цивилизации, видимо, в человеке всегда есть что-то от первобытного существа, стоит только попасть в условия, где эта сущность может проявиться - становится сложно вернуться в социум. Такое чувство, что ты свободное, прекрасное существо, а этот мир одевает на тебя ошейник и говорит, как следует себя вести. Все твоё сознание восстает против принуждения, но в итоге покоряется в той или иной мере. Все же приятно вернуться, слопать по мороженке и выпить горячий шоколад, сходить в фаянсовый сортир и помыться в душе. Но смотришь вверх на перевал и в тебе вновь просыпается то прекрасное чувство, которое можно ощутить только в горах.

 

Коллективно было решено подниматься к перевалу на канатке, я была против: во-первых, потому что билет стоил 3500 тенге, во-вторых я хотела сама взойти на него, но потом мне пришлось признать, что в этом месте возможно подняться только так. Дело в том, что на этом склоне расположена горнолыжная трасса, подниматься по ней пешком можно, но долго и без всякого удовольствия. Мы расселись по кабинам подъёмника и он, с одной пересадкой, доставил нас наверх Талгарского перевала.

 

Мы вернулись в заоблачные края гранитных великанов, одетых в снега и панцири ледников, страну карликовых можжевельников и сухоцветов, расчесок вечнозеленых елей и мхов. Господи, как же там прекрасно! Наверху нас встретили яки, они мирно щипали травку и поглядывали исподлобья на нас, а мы, отобедав, мы отправились к Левому Талгару. Добравшись до ущелья вдоль по перевалу - я не могла поверить, что мои глаза видят все Это! Ущипните меня! Но щипать было ни к чему, мы еще не знали, что нам предстоит.

 

Панорама ущелья поразительно красива: живописная горная чаша со снежной пенкой, покрытая лесом, а внизу белоснежная артерия реки Левый Талгар. Нам предстояло заночевать на её берегу в сосновом лесу, но перед этим нужно было спуститься по высокому, пологому склону, петляя между елей. О, каким же запоминающимся был этот спуск! Примерно на середине я стала громко материться, хотелось все бросить, сесть на одно из поваленных деревьев, там же заночевать, а с утра вернуться на Чимбулак и уехать в Ату, в уют хостела. Но никогда нельзя сдаваться! Стоит себя перебороть, дойти до конца - ты никогда не пожалеешь! Спасибо Машке за то, что подбадривала меня и пела песни; Андрею, за то, что подождал нас на самом трудном участке пути, напоил водой и дал вкусных конфет. Такие люди держат нас на плаву и не дают сдаться, они как спасательный круг в сложных ситуациях. Когда я увидела стоящих впереди ребят, части нашей группы, я закричала от радости. Мы спустились!

 

Мы спустились в прекрасную сосновую рощу. Замшелые камешки на берегу ручья, уютная полянка рядом с берегом реки, могучий ревущий Талгар - все радовало глаз и успокаивало горящие ноги. Душу же успокоила белая река, костерок, вкусный ужин, весёлый "Крокодил" и полная луна, осветившая небо, когда показалась из-за пиков ущелья. Никогда не надо сдаваться на полпути, иначе не увидишь чуда, которое ждёт тебя в конце!

 

Белая река - унеси мои печали... Утром хотелось петь от того, что мы проснулись в раю. В такие моменты меня тянет плакать от радости и благодарить Бога за это чудо красоты на Земле. А ещё тянет медитировать, что я и сделала. Расположившись на одном из самых больших камней на берегу Талгара, осмотревшись по сторонам, стараясь впитать всеми органами чувств это великолепие. Я закрыла глаза, улыбаясь даже своей печенкой, и отпустила парить свою душу, оставив всю грязь в бурной реке! После такого сложно вернуться в реальность, говорить с людьми и даже идти. Но пора в путь-дорогу.

Была прекрасная солнечная погода. Я пошла к ручью, чтобы наполнить фляжки, а когда вернулась - все уже были под рюкзаками и начали идти, остались Маха, Катя, Эля и Андрей, они дождались меня. Странное было начало, сразу все пошло наперекосяк - полный диссонанс с моим внутренним состоянием после медитации. Когда я встала под рюкзак - нас остановил местный житель, который накануне вечером уже приходил к нам. Он с семьёй хотел остановиться на этой же поляне, но, увидев нашу банду из 12 человек, передумал. Ещё он заходил на поляну в поисках фотоаппарата. И вот сейчас опять, когда надо было догонять ребят, он опять пришёл, на этот раз спрашивая про котелок. Я рассердилась на него. Дальше больше: не получалось догнать остальных, я начала суетиться как бешеная курица. В итоге мы сильно отстали от сычей и заблудились в трех соснах. Хорошо, что в нашей дамской компании был один рассудительный товарищ Андрей. Он сразу знал верное направление, но мы разошлись во мнениях. Женская и мужская точка зрения часто разнятся, последняя чаще всего верная, более логичная, надо признать. Однако нас было трое: я, Маша и Катя - против одного мужчины, Эле удалось догнать остальных. Было решено оставаться на месте и ждать пока за нами вернутся. Андрей держался от нас подальше, со словами: "Я лучше здесь подожду, через пять минут у вас серпентарий откроется". Так мы и сидели, долго сидели, съели по леденцу, свистели в Катин свисток, - без толку: осенний лес стоял спокойно, тихо, не шелохнувшись, Талгар ревел, заглушая наш свист. За нами никто не возвращался. Через какое-то время со стороны реки пришли люди, гуляющие вдоль реки, и сказали, что 15 минут назад видели группу с рюкзаками. Они в недоумении посмотрели на меня, отчаянно свистящую. После этого мы пошли по нужному пути, встретили Сыча, который отправился на наши поиски - ему было не понятно, как мы умудрились заблудиться в этом месте, где одна тропа. Сейчас, мысленно возвращаясь к этому происшествию, я признаю, что причиной этого нелепого происшествия была, я сама. Разозлилась на бедного мужика ни за что и моя "грязь" вернулась ко мне бумерангом.

 

Мы потеряли много времени, а нужно было ещё пройти очень большое расстояние: вдоль реки по кромке леса мы вышли к огромному протяженному селю, в котором перемешались огромные булыжник с осколками деревьев, а когда-то тут наверняка были осколки людей. Прыгая с камня на камень, мы пересекли каменную пустыню, потом зашли в хвойный лес. Тропа шла вдоль реки по селю, иногда поворачивала в лес, а в конце вывела на выгоревшие поля, которые весной радуют глаз сочной зеленью и цветами, а сейчас лишь один можжевельник застыл в своей вечнозеленой краске. Но невозможно было оторвать глаз от горного пейзажа, он никогда не был однообразным: красивый и неприступный, манящий, но непредсказуемо опасный. Мы заночевали в долине возле реки, нас окружали заснеженные пики: Молодёжный (4147), Советов (4317), Маяковского (4208). Холодной ночью нас укрыло синим бархатным тентом с искрящимся узором млечного пути. А мы грелись вшестером в палатке под одним спальником, травили шутки и попивали яблочный компот.

 

Утро. Держим путь к перевалу Туристов (4000), который расположен в северном отроге Заилийского Алатау. Он представляет собой понижение в гребне между вершинами Погребецкого и СГУ. Мы уже близко: обогнув склон горы - вошли в ущелье, замыкаемое этим перевалом, но до него ещё нужно было добраться. Ущелье было очень красивым: слева возвышалась горная цепь, покрытая ледниками, мы шли по нему, вдоль горной реки, иногда она петляла, в некоторых местах пряталась под валунами камнепадов, когда мы проходили по ним, было слышно журчание воды, пробивающей себе дорогу. Иногда река ниспадала каскадом небольших водопадов - мы же шли вверх. Конечной точкой нашего маршрута было ледниковое озеро, оно наполовину опустело, поэтому часть его дна оказалась снаружи, оно напоминало голову медузы Гаргоны выглядывающей из желто-мутного озерца. Отсюда уже был виден перевал Туристов - завтра будем там.

Дойдя до озера, мы вернулись вниз по реке и заночевали на укрытой от ветров каменной поляне. Возвращение для меня было фатальным, я повредила ногу, которая зажила 3 года назад. Одним испытанием больше - теперь я была в числе отстающих, однако мне повезло, что у Кира был бандаж, и я могла дойти до конца маршрута. Но я разозлилась на себя, на свой организм за слабость и хрупкость, которая дала знать о себе в самый неподходящий момент. Спасибо всем ребятам за поддержку. Одного я им не давала - нести мой рюкзак, так как терпеть не могу, когда меня жалеют. Это моя ошибка, нужно было подготовиться, ведь я знала, что это моё слабое место. Оказавшись в конце нашей вереницы и не имея возможности идти быстрей - я поняла, что это тоже замечательно: у меня было время подумать и взвесить все накопившееся в моем сознании, полюбоваться удивительной природой, запомнить до мелочей наш путь.

Переночевав на пороге ледника, о котором грезила всю ночь Мария Пермина. Мы отправились к перевалу, нас подгонял пронизывающий высокогорный ветер и желание скорее до него добраться. Каким же красивым был наш путь, на ходу я рассматривала приветливые пики и ледники, оборачиваясь назад – глядела сверху на пройденный нами путь, увиденное захватывало дух. Ещё чуть-чуть, последний рывок вверх. Мы траверсом поднялись по небольшой морене ледника на перевал Туристов. Взобравшись на него, попрыгав от радости, мы написали письмо для других восходителей, приложив к нему конфетки. Конфетки – это любимое лакомство походника, они греют душу, т.к. этими сладкими углеводами можно напиться и подкрепиться в долгих переходах. Мы полюбовались гранитными снежными пиками в клубящихся облаках, затем спустились вниз по пологому склону к ущелью Проходному.

 

Продвигаясь по ущелью, мы вышли на заброшенную грунтовку, она вела вдоль обрыва, а по его каменному дну текла горная река. Началась гроза, я медленно шла под снежными хлопьями, слыша изредка раскаты грома и поражаясь как прекрасны горы даже в такую погоду, а взглянув вниз на реку, бурлящую рядом с дорогой, на дне обрыва - казалось, что я персонаж какого-то фильма, настолько нереальный пейзаж нас окружал.

 

Снежные тучи разошлись, как будто их вдохнули в себя горы, и выглянуло солнце. Идти было легко и приятно, воздух стал ещё свежее, как всегда бывает после дождя. Горы умылись и теперь стали ярче, камни и травы были покрыты переливающимися капельками влаги. После перевала мы прошли около 5 км, может больше, расположившись на склоне рядом с рекой. Его поверхность была покрыта кочками, камнями и норками сусликов. Вполне удобно, если срезать ножом несколько кочек и вырыть пару камней, завалив ими норки грызунов.

 

Утро 11 сентября было праздничным, по-сычевски весёлым и угарным. Сегодня день Рождения нашего гида-главаря Кирилла. Травили шутки и, смеясь, лопали сушки с кофе: был Обама-обезьяна, и Победа - летающий сарай, в итоге Мишка сходил на речку и привёл на огонек погранцов, которые у всех проверяли документы. Мы находились неподалёку от границы с Киргизией, рукой подать, через перевал перейти - всего делов!

 

Это был крайний день нашего похода. Сначала планировалось дойти от сюда, до Большого Алматинского озера, потом вползти ещё на один перевал, а там, чем черт не шутит, идти в Киргизию или ещё куда-нибудь. Но было решено остановиться на БАО, так как у некоторых Сычей были подбиты крылышки, повыпадали перышки, пообтрепались тушки. Держим курс на БАО! Шли, наслаждаясь пейзажем, не торопясь – устала банда.

 

БАО - Большое Алматинское озеро, как и подавляющее большинство озёр Тянь-Шаня, возникло в результате землетрясений. Над ним возвышаются три основных пика: пик Советов (4317), п. Озёрный (4110), п. Турист (3954) — к юго-западу от озера, северо-западнее Туриста находится гребень Большого Алматинского пика (З680). БАО является стратегическим объектом по двум причинам: во-первых оно находится на границе Казахстана и Киргизии, граница проходит по плотине водоема, во-вторых вода из озера предназначена для питьевого водоснабжения Алматы.

 

Само озеро огромное и очень красивое. Мы приближались к нему, проходя вдоль рек и ручейков, стекающихся к нему, оно показалось из-за горы, светящееся, ярко-бирюзовое в окружении склонов, покрытых еловым лесом, переливающееся ледяной чистой лазурью, над которой порхают стайки птичек. Мы дошли до плотины, по которой проходит дорога, поднялись вверх по ручью, по замшелым камням, по ковру изо мха и встали на стоянку выше озера.

 

Расположившись на берегу ручья, мы с Элиной забурились в свою палаточку и стали творить! Дело в том, что у нашего Босса был день Рождения и все Сычи были в преступном сговоре. Мы заранее скинулись на подарок (крутецкие альпинийские кошки), купили в Ате коньяк и привезли с собой ингредиенты для торта (юбилейное печенье, халву, сгущенку, кондитерский ром, изюм, кокосовую стружку и магические свечки). Сгуха из Геленжика, печенье из Москвы, коньяк "Казахстан" из Алматы, в бутылке из-под ягодного кваса. Мы, тяньшаньские бродяги, сегодня будем заседать кружочком, вокруг горелки, поедать макароны по-флотски, передавать по-кругу сковородку с тортом, попивая коньячок, поздравляя Сыча и делясь друг с другом впечатлениями о походе. Но перед этим нужно было приготовить тот самый торт в старой сычовской походной сковородке.

Приготовление этого блюда - отдельное приключение! Мы вытащили все ингредиенты, разложили на пенках в палатке, стали крошить юбилейное, смешивать с халвой, с ромом, при помощи ложки и рук. Периодически Сычи заглядывали к нам в палатку, вдыхая ароматы полевой кондитерской, кому-то даже перепало облизать ложку и вкусить блюдо с рук. Смешав сухие ингредиенты в сковородке, пропитав их ромом, добавив изюма, грецких орехов, залив все это сгущенкой, залив ею палатку. Мешали-мешали, украшали и в итоге наваяли зачетный походный тортец!

 

Когда мы закончили – началось самое интересное: мы раздобыл спички, зажгли негасимые свечи на нашем творении в сковородке, взяли под мышку бутылку коньяка, кошечки в коробочке и понесли вручать все это Сычу. Было такое ощущение, что у меня день Рождения! Было очень радостно и здорово, мы видели на лице Кира неподдельный восторг и счастье! "Моя старая сковородочка! Как она сюда попала?",- все, что он смог проговорить в начале. Ну а потом было много сказано: пожелания, разговоры, слово за слово, протянулись за полночь. Знатный был пир, довольные Сычи практически закатывались в палатки!

 

Немного грустно, когда заканчиваются такие приключения, как это, появляются мысли типа: "Бросить все и отправиться в новые странствия. Прочь все условности и Цивилизацию!". Но я подхрамывала и много бы не прошла, да все порядком устали и хотели помыть свои перышки. Кирилл договорился и за нами должен был приехать трансфер до Аты. Мы позавтракали, дошли до нашего автобуса, он нас ждал на дороге возле знака "Заповедная территория, вход воспрещен.". Мы покинули заповедную зону.

Автобус довез нас до хостела по ул. Мауленова, 85. Все наши мечты были о теплом душе и о столовке, пара основных протребностей из пирамиды Маслоу обычных людей. Но мы же необычные люди - жажда приключений и адреналина у нас в крови. Наш мозг навсегда отравлен удовольствием свободы и дикости, сознание изменено и отличается от обычных людей. Мы собирались ехать на Чарынский каньон, но это оказалось сложнее, чем мы думали, хотя он находится в паре сотен километров от Аты, но никто из местных туда не ездил и нас везти не собирался. Хорошо, что девушка из хостела смогла нам помочь, и мы все-таки отправились на экскурсию в каньон рано утром следующего дня. У меня была небольшая проблема, которая ставила под сомнение моё пребывание в каньоне, я практически не могла ходить, но это не могло меня остановить: я надела бандаж, туго завязала "мамуты", взяла трекинговые палки и вперед. Мы запаслись в дорогу едой и компотом, прихватили коньячок и запрыгнули в экскурсионный автобус.

Выгрузившись у каньона из автобуса, мы стали обычными туристами. Гид, который должен был нас посвящать на тему истории этого песчаного лабиринта, бегло сказал пару слов о каньоне и переключился на группу иностранцев, мы были предоставлены сами себе до конца экскурсии. Потом я узнала, что Чарынский каньон (Sharyn Canyon) – это ущелье, протянувшееся на 154 км по долине реки Чарын, неподалеку от границы Китаем. Это живописный памятник природы, сложенный из осадочных пород, возраст которых составляет около 12 миллионов лет. Высота отвесных гор каньона достигает 150—300 м. По дну каньона течет река Чарын, ее исток находится на южных отрогах хребта Кетмень и течет до слияния с рекой Или (Китай). Это порожистая, быстрая река, имеющая протяженность 427 км. Слово «чарын» с уйгурского языка значит ясень, на берегах реки растет реликтовый ясень цветущий. В лоне каньона сохранилась роща реликтового этого вида, пережившего эпоху оледенения — ясеня согдийского. Другая подобная роща есть только в Северной Америке.

К наиболее эффектным местам каньона относят Долину Замков, Каменный мешок и Ущелье Ведьм. Когда идешь по основному коридору, Долине Замков, если внимательно присмотреться и решиться свернуть с основного туристического маршрута, то можно взглянуть на него с другой стороны, а отступать от правил гораздо интересней. Мы возвращались обратно к автобусу с Махой и Катей, когда я увидела дорогу, уходящую влево от основного маршрута, и предложила: «Интересно, давайте посмотрим, что там?!». Так мы пошли налево, не знаю, где мы оказались, когда ползком перебрались через каменный завал, может быть в Каменном Мешке, за камням тропинка уходила под арку, мы пошли дальше. Пройдя под аркой, я увидела, что склон каньона здесь более пологий, чем в Долине, и по нему можно вскарабкаться наверх и попасть на другую сторону, а затем пройти по верху к автобусу. Ох, как же я ошибалась! Ползком, цепляясь за кустарник, ненадежно вросший в песчаник, я оказалась на верху стены… Я прошла вперед по песчаному гребню стены, надеясь оказаться на степном плато, но увидела не то, что ожидала – я была в центре лабиринта, извивающихся стен каньона, а впереди были горы. От увиденного у меня захватило дух! Я вернулась назад, боясь, что останусь одна, но услышала голоса любимых Сычих: «Цепляйся здесь! Давай подсажу, ползи!». Внутри все переворачивалось от радости, мы выпили коньячка, напротив правого желудочка камня в виде сердца. Это приключение и весь наш горный поход я вспоминаю с улыбкой, оно навсегда в моем сердце.

Немного горной психологии напоследок. Подобные путешествия - это проверка себя на прочность, своеобразная психотерапия - происходит колоссальная переоценка ценностей и своих возможностей. Нельзя это сравнивать с обычным отдыхом, так как диаметральное отличие целей и результатов налицо. Главное не бояться заглянуть в лицо самому себе. После похода я делилась впечатлениями с подругой,- она заметила очень интересный нюанс: не каждый пошёл бы на такое испытание, т.к. в условиях похода, в микросоциуме небольшой группы, открывается истинная сущность человека, но далеко не каждый готов к таким открытиям, испытаниям себя на прочность, отказу от удобств, благ и масок цивилизации. Мы прошли это испытание - горжусь Вами Горные Сычи! Спасибо всем Вам: Кирилл, Яна, Мишаня, Женька, Элина, Катя, Сережа, Андрей, Игорь и Маха Пермина.

 

 

 

Написать комментарий

  • Обязательные поля отмечены *.

If you have trouble reading the code, click on the code itself to generate a new random code.